Стволовые клетки и диабет

Стволовые клетки и диабет

Стволовые клетки — это клетки, структу­ра которых не имеет специального строе­ния, характерного для той или иной ткани. В процессе развития человеческого организ­ма такие клетки дают начало всем другим дифференцированным клеткам: из стволовых клеток постепенно формируются не­рвы, кости, мышцы, эндокринные железы, кровь, кожа и все остальное, что входит в комплекс, именуемый человеческим орга­низмом.

Первоначально оплодотворенная яйце­клетка делится просто: на две части, потом каждая из вновь полученных клеток — еще пополам, и так много раз подряд. Полу­чается группа клеток, которые называют эмбриональными стволовыми. Они могут превратиться в абсолютно любые клетки организма. В таком состоянии эти клетки пребывают до конца пятых суток от момен­та зачатия.

С шестых суток стволовые клетки уже «распределены на работу» в соответствии с предназначением, заложенным генетиче­ски. Их структура и свойства уже несколь­ко иные. Из них могут образовываться клетки новой ткани, но уже с некоторы­ми ограничениями: из внешнего слоя — только клетки кожи, нервной системы, органов чувств, определенных отделов пи­щеварительной трубки, из внутреннего — большая часть клеток пищеварительной системы, легких, печени, поджелудочной железы, а из среднего, внутреннего, слоя — клетки почек, половых органов, скелета, мышц, кровеносных сосудов, крови, со­единительной ткани. Эти клетки еще счи­таются стволовыми, но уже не абсолютно универсальными. Их называют соматиче­скими (от греч. soma — тело) стволовыми клетками.

Чем старше люди, тем меньше у них остается стволовых клеток. У взрослого человека такие клетки максимально «спе­циализированы»: например, из стволовых клеток костного мозга можно получить только новые клетки крови — лейкоциты, эритроциты, тромбоциты. Клеток никаких других органов при делении этих клеток не получится.

Процесс строго контролируется на ге­нетическом уровне. Потеря контроля над делением и дифференцированием стволо­вых клеток заканчивается злокачествен­ным разрастанием — в данном случае ра­ком крови.

Однако в последние годы появились со­общения о том, что при определенных ус­ловиях и соматические стволовые клет­ки тоже могут получить возможность развиваться в любые клетки организма, вне зависимости от того, к какому слою за­родышевых клеток они первоначально отно­сились.

Конечно, в эту но­вость встретили с большим энтузиазмом, ведь использовать эмбриональные стволовые клетки для пересадки взрослому человеку нельзя — они несут в себе чужеродный мате­риал, даже если речь идет о матери или отце эмбриона.

Мы знаем, что оплодотворенная яй­цеклетка имеет один набор хромосом от одного родителя, а другой — от другого. Остается очень спорным и набирающий популярность способ получения эмбрио­нальных стволовых клеток из пуповинной крови или плаценты для замораживания и дальнейшего хранения на всякий случай — авось, не пригодятся.

Ведь к моменту рождения ребенка эм­бриональные клетки уже давно перешли в разряд соматических и, соответственно, по­меняли свои свойства. В любом случае их придется как-то стимулировать, чтобы они стали развиваться именно в клетки того органа, который, может быть, понадобится человеку через неопределенное количество лет.

Способов получить настоящие эмбрио­нальные клетки и при этом сохранить заро­дышу жизнь, пока нет. И наука идет другим путем.

Уже есть работы, согласно результатам которых некоторые клетки кожи (фибробласты) тоже сохраняют выраженную незрелость и при определенных условиях способны пре­образовываться в клетки кожи, костей и хрящей. Однако в отличие от клеток пятид­невного зародыша они не могут превратиться в клетки многих других тканей – мозга, печени, мышц, сердца, в том числе в островковые клетки поджелудочной железы.

Чтобы это произошло, нужно создать специальные условия для таких преобразо­ваний.

Установлено, что способность эмбрио­нальных стволовых клеток к столь разно­сторонней специализации определяют всего четыре гена, которые в более зрелых клетках становятся неактивными. Воздействуя на ге­ном фибробластов, ученым удалось изменить свойства этих клеток: они стали способны превращаться в высокоспециализированные клетки тех или иных тканей — практически так же, как эмбриональные стволовые. Та­ким способом сейчас пытаются «вырастить» нервную ткань, в частности ткань сетчатки глаза.

Ведутся аналогичные работы и по интересующей нас теме — созданию действующих островковых клеток поджелудочной железы. Пока опыты проводятся на лабораторных мышах, и есть обнадеживающие результаты. Рабо­ты с использованием стволовых клеток для восстановления поврежденных нерв­ных волокон вышли на стадию начальных клинических испытаний, однако говорить о применении этого метода в лечении са­харного диабета в клинической практике еще преждевременно.

лечение стволовы­ми клетками

Тем не менее многие клиники, в том чис­ле за рубежом, предлагают лечение стволовы­ми клетками уже сегодня. Используют они как собственные, взятые у данного пациента, так и чужие стволовые клетки, причем полу­чают их, как правило, из пуповинной крови или плаценты — тех органов, где эмбрио­нальных стволовых клеток не может быть по определению. В редких случаях клиники располагают действительно эмбриональны­ми стволовыми клетками, полученными из 4—5-дневных зародышей. Стоит этот мате­риал баснословно дорого, поскольку необхо­димое число человеческих зародышей полу­чить не так-то просто (учитывая в том числе этические и юридические аспекты).

Будем реалистами: введение в организм чужеродных стволовых клеток неизбежно вызовет отторжение (группа клеток — это такой же трансплантат, как любой другой чужой орган), что потребует длительного лекарственного подавления иммунной си­стемы. Эмбриональных же стволовых кле­ток именно этого пациента у клиники нет и быть не может. Могут оказаться любые другие клетки крови данного пациента, но только не эмбриональные стволовые. Выво­ды делайте сами.

Ко всему сказанному добавлю еще одно: в настоящее время контроль над развити­ем стволовых клеток весьма проблемати­чен. Наибольшую опасность представляет переход обычного деления введенных из­вне клеток в безудержный рост — это уже будет сфера интересов онколога. Мне, быть может, возразят: многочисленные клиники по всему миру широко практикуют вве­дение стволовых клеток для омоложения организма, и многие пациенты подтверж­дают, что почувствовали себя после проце­дуры значительно лучше, активнее, стали меньше болеть и т.д. Но, согласитесь, во- первых, заявление: «Я стал лучше себя чувствовать» — вовсе не научный критерий, по которому можно объективно оценить результат эксперимента, а любое введение стволовых клеток человеку на современном этапе — это эксперимент. Во-вторых, чело­век, потративший 200—300 тыс. рублей на такое омоложение, будет строго следовать рекомендациям врача. Доктор, конечно, не даст советы есть жирную пищу, поздно ло­житься спать и еще позже вставать, курить и злоупотреблять алкоголем, полсуток про­сиживать за компьютером, выпивая одну за одной десять чашек крепкого кофе… Здоро­вый образ жизни и без пересадки стволо­вых клеток способен сотворить чудо.

Несмотря на то, что некоторые кли­ники уже сегодня предлагают вос­становление поджелудочной железы с помощью стволовых клеток, думаю, разумнее будет не торопиться с та­ким способом лечения: эффектив­ность пока сомнительная, а всевоз­можные риски весьма высоки.

При этом риск без пользы потерять огромные деньги (а дешевле 200—300 тыс. рублей это стоить не может) — это самое безобидное, что можно получить в итоге.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


тринадцать − семь =