Сахарный диабет и профессия

Сахарный диабет и профессия

Отказ в приеме на работу

Боязнь получить отказ в приеме на работу или страх увольнения часто приводят к тому, что человек скрывает от работодателя, что он болен. Так происходит не только при са­харном диабете, но именно при данном за­болевании делать этого не стоит. Если диабет контролируется лишь диетой, единственным неудобством на службе будет необходимость своевременно перекусить, но это может пройти незамеченным другими работника­ми и начальством.

Если же лечение связано с риском гипогликемии, то, во-первых, она до­вольно опасна для самого больного, а возмож­но, и для окружающих и, во-вторых, рано или поздно все равно обнаружится. Тогда объяс­нения с работодателем не избежать. Вполне вероятно, что и увольнения тоже. Значит, о своем заболевании надо сказать сразу и объ­яснить, какими неудобствами для рабочего процесса оно чревато.

Многие работодатели имеют весьма отдаленное представление о сахарном диабете, зная только, что при этом состоянии надо часто делать уколы инсулина. Отказывают в приеме на работу или увольня­ют они просто так, на всякий случай.

Выбор профессии

Выбор профессии для человека, страдаю­щего сахарным диабетом, может оказаться делом непростым.

Если родители позаботились о правильной профориентации сына или дочери, то, став взрослыми, дети сумеют найти применение своим знаниям и способностям, вне зависимости от того, больны они или здоровы. Для этого, воспитывая ребенка (это относится и к здоровым детям), нельзя концентрировать его внимание только на одной какой-нибудь профессии.

Сахарный диабет, к сожалению, не един­ственная причина, по которой человека могут признать не годным к выполнению той или иной работы. Сколько тяжелых переживаний испытывают мальчики, мечтавшие о карьере военного, когда их не пропускает медкомис­сия из-за какого-то там плоскостопия! А мо­лодые люди, все детство отдавшие спорту высоких достижений, добившиеся немалых успехов, которые вдруг выпадают из обоймы из-за нелепой травмы…

Но если у подростка при этом есть навыки работы с компьютером, или он владеет иностранным языком, или умеет мастерить что-то руками, или хорошо разбирается в музыке, или… Этот список можно продолжать бесконечно, то он сумеет преодолеть жизненное препятствие и выйти из трудной ситуации достойно и с выгодой для себя. А вот если юноша ничего больше не умеет, кроме как бегать с мячом по стадиону, тогда это окажется настоящей трагедией. Мы уже говорили об этом ранее, но все сказанное в равной мере относится и к молодым людям, еще не успевшим получить специальность.

Выбирая профессию, надо очень придирчиво оценить собственное состояние и свои физические возможности. Диабет и так представляет собой серьезное испытание для здоровья. Не следует проверять себя на прочность, еще и работу выбирая с вредными условиями.

Постоянный труд на открытом воздухе влечет за собой риск частых простудных за­болеваний, что плохо сказывается на тече­нии диабета. Если он наряду с этим связан и с физическими нагрузками, резко возрастает риск эпизодов гипогликемии. Работа в из­лишне запыленном, сыром помещении или там, где повышена температура, — тоже не лучший выбор.

Не годятся и варианты хи­мического и фармацевтического производ­ства (работа в аптеке не противопоказана), инфекционные отделения больниц, все, что связано с повышенной вибрацией (она и у здорового человека со временем вызывает специфические нарушения — вибрацион­ную болезнь, а при сахарном диабете ее раз­рушительное воздействие проявится значи­тельно быстрее и в более тяжелой степени).

Противопоказаны

Абсолютно противопоказаны виды работ, сопряженные с непосредствен­ной опасностью для человека, больного диабетом, и окружающих. В нашей стра­не люди, страдающие сахарным диабетом, не допускаются к работе водителями — ги­погликемия, возникшая во время движения автомашины, может привести к серьезному дорожно-транспортному происшествию.

По этой же причине исключаются вождение ло­комотивов и воздушных судов. Возможность внезапных нарушений координации и со­знания вследствие гипогликемии не позво­ляют допускать страдающих диабетом к ра­ботам с применением режущих станков, под водой, на высоте, у конвейера, в горячих це­хах металлургических заводов и т.д.

Человек может оказаться дезориентирован, в то вре­мя как ему нужно будет принимать быстрое, выверенное решение, поэтому больного диа­бетом не примут на работу авиадиспетчером и диспетчером железнодорожного транс­порта. Следует избегать работы на предпри­ятиях пищевой промышленности: практика показывает, что заболеваемость диабетом на таких рабочих местах в несколько раз выше, чем в среднем в других отраслях (частая де­густация выпускаемой продукции делает необходимыми дополнительные инъекции инсулина и влечет за собой увеличение веса).

Служба в армии и полиции, связанная с экстремальными физическими и психологи­ческими нагрузками, также не показана, и пройти медицинскую комиссию, отбираю­щую кандидатов на эти должности, не удаст­ся. Если же заболевание началось, когда чело­век уже какое-то время отслужил, ему могут подобрать вариант работы в тех же воинских частях и отделениях МВД: делопроизводите­ли, кадровики, аналитики нужны везде. Тем более ценятся работники, знающие службу изнутри.

Хорошо компенсированный сахарный диабет без серьезных осложнений не является препятствием для сохране­ния должности у большинства паци­ентов, но в распорядок рабочего дня внести изменения придется.

Необходимость многократного приема пищи вряд ли понравится начальству, если оно не будет знать, с чем это связано. Если возникла необходимость в переводе на инсулинотерапию, нужно рассказать коллегам, что делаются инъекции именно инсулина, иначе это может быть расценено как прояв­ление наркомании.

Если уколы приходится делать на работе, хранить инсулин и все, что к нему прилагается, следует в запирающемся ящике, а лучше в сейфе. Это связано с тем, что флаконы могут уронить и разбить, а препарат использовать не по назначению, в том числе в криминальных целях. Многие предпочитают возить инсулин с собой каждый день из дома, но зимой это может стать причиной его пор­чи. В летнюю жару препарат также может испортиться во время транспортировки.

Кому-нибудь из коллег (желательно двоим-троим) нужно рассказать, как проявля­ется гипогликемия и как при этом надо оказывать первую помощь. В помещении обязательно должны быть кулер или чайник, вода и сахар. Некоторые пациенты от­казываются в рабочее время проверять уровень глюкозы крови — стесняются или им бывает некогда, Это неправильно, так как теряется ценная информация, без которой трудно регулировать гликемию.

Если делать все открыто, не прячась, хотя и не демонстративно напоказ, никто не бу­дет возмущаться по поводу стремления кол­леги, страдающего диабетом, не участвовать в сверхурочных работах и не ездить в коман­дировки. Если же это является обязательным условием выполняемой работы, надо поду­мать о переходе в другой отдел или на дру­гую должность. Возможно, потребуется до­полнительное обучение, но ради сохранения работы на него надо соглашаться. И кстати, это может оказаться очень интересным.

Если человек занят тяжелым физическим трудом, ему нужно много есть. Больной диа­бетом боится «перебрать» хлебные единицы и потому часто недоедает, что приводит и к эпизодам гипогликемии, спровоцированной активными физическими нагрузками, и к общей недостаточности питания, что еще более подрывает здоровье.

Слож­ности с режимом инъекций инсулина

При работе по сменам возникают слож­ности с режимом инъекций инсулина. Необ­ходимо регулярно принимать пищу во время бодрствования, включая последний перекус перед сном. Таким пациентам лучше поль­зоваться «ультракороткими» инсулинами, действие которых кратковременно: периоды бодрствования и сна следуют через неравно­мерные промежутки времени, и подстро­иться под них бывает чрезвычайно сложно.

Схема введения инсулинов остается как бы прежней: например, то, что вводилось перед сном поздним вечером, так и вводится перед сном, только в 10 часов утра, когда пациент возвращается со смены домой. Конечно, до­биться хорошего, ритмичного чередования доз инсулина все равно не удастся, потому что ритм сна и бодрствования будет нарушен. Значит, такая работа — временный вариант, пока человек не подыщет себе что- нибудь более подходящее.

Работа, связанная с поездками, требует от пациентов, получающих инсулин, брать еду с собой и периодически делать останов­ки в пути, чтобы поесть.

Если человек летит в командировку самолетом, ему следует знать, что при прохож­дении предполетного досмотра в аэропорту у него могут потребовать выложить всю еду, которую он взял с собой для своевременных перекусов. И назначение шприцев ему тоже придется объяснять. На этот случай очень полезно иметь при себе справку от врача с указанием диагноза, рекомендацией делать инъекции инсулина и регу­лярно питаться.

Если случилось так, что человек, страда­ющий сахарным диабетом, уже находится в самолете, пришло время поесть, а кор­мить пассажиров еще не начали, стеснять­ся не надо — следует сказать о проблеме стюардессе. Даже если ей не понравится просьба выдать дополнительную порцию бортового питания, она в любом случае предпочтет накормить такого пассажира, нежели оказывать ему экстренную по­мощь в полете.

Иногда работодатели бывают заинтере­сованы в сохранении ценного сотрудника и не возражают против того, чтобы он, забо­лев диабетом, остался на своем рабочем ме­сте, но и послаблений при этом не делают: сверхурочные, командировки, ночные сме­ны — все продолжается в прежнем режиме.

Каким бы сложным ни было материальное положение, идти на поводу у таких руко­водителей нельзя: болезнь будет прогресси­ровать чрезвычайно быстро, и очень скоро человек окажется уже не в состоянии выпол­нять никакую работу. Вот тогда финансовое положение действительно станет плачевным.

Так что даже с материальной точки зрения с такой работой лучше вовремя расстаться и подыскать что-либо другое. При этом удастся дольше сохранять общую трудоспособ­ность, не становясь инвалидом. Впрочем, и в этом случае следует знать, что существует до­вольно много предприятий, которые специ­ально создают рабочие места для инвалидов, поскольку это дает им налоговые льготы.

Интересно, что, по данным некоторых исследований, люди, страдающие сахарным диабетом, реже берут больничный лист, чем их здоровые коллеги. Отчасти это связано с более строгим контролем собственного здо­ровья — они стараются одеваться по погоде, многие бросают курить, а регулярное пи­тание позволяет свести к минимуму число желудочных расстройств.

Но в основном, на мой взгляд, это результат боязни показать руководителю свою слабость. Объективная реальность такова, что начальство не мирит­ся с частыми пропусками по болезни и ищет таким работникам замену. Человеку, боль­ному диабетом, нужно быть бдительным вдвойне: искушение прогуляться в марте без головного убора может закончиться потерей рабочего места.

Хронические диабетические осложнения

Существенно затрудняют положение хронические диабетические осложнения. Ре­тинопатия и катаракта значительно снижа­ют зрение, а если нагрузка на глаза продол­жается, оно ухудшается катастрофически.

Одной моей пациентке, чтобы продолжать работу бухгалтером, пришлось воспользо­ваться помощью другого человека: он дик­товал ей исходные данные, она их анализи­ровала, а результаты помощник заносил в компьютер. Удаление катаракты и замена хрусталика не принесли облегчения, по­скольку в результате плохо компенсирован­ного диабета и постоянной нагрузки на глаза ретинопатия продолжала прогрессировать.

Нефропатия в сочетании с частыми обо­стрениями хронического пиелонефрита при­водит к длительному отсутствию на работе по болезни. Формирование диабетической стопы ограничивает возможность самостоятельного передвижения. Осложнения со стороны сердца и сосудов снижают общую работоспособность.

Некоторые пациенты, что называется, до последнего ходят на работу. Страх остаться без источника существования мешает им вовремя остановиться и прекратить само­истязание. Заканчивается это закономерно — наступает глубокая инвалидность при абсолютной нетрудоспособности.

Значит, если развиваются серьезные диабетиче­ские осложнения, надо найти в себе силы вовремя перейти на другую работу, пусть значительно хуже оплачиваемую. Ранний выход на пенсию по инвалидности может ударить по семейному бюджету сильнее, чем частичная потеря доходов.

Сам себе работодатель

Если человек имеет свое дело и сам себе работодатель и руководитель, ситуация ме­няется. Безусловно, распорядок жизни у предпринимателей оставляет желать лучше­го: бесконечные поездки на встречи с потен­циальными и состоявшимися партнерами, деловые ужины с алкоголем и обильными жирными закусками, курение, постоянное напряжение в ожидании каких-либо финан­совых неурядиц, ответственность за нанятых работников — все это совсем не тепличные условия для больного с сахарным диабетом.

В таком случае очень важно найти хорошего, надежного помощника, который часть на­грузки возьмет на себя. Пусть при этом даже несколько снизятся доходы предприятия, со­храненное здоровье того стоит.

Отрадно то, что многие бизнесмены от­мечают, что традиция много пить и есть во время деловых встреч постепенно уходит в прошлое. Все чаще на столе появляются ди­етические малокалорийные блюда: мясо и рыба на гриле, салаты без майонеза, овощи и фрукты. Кроме того, поведение человека во время деловых застолий все больше зависит от его собственных установок и все меньше от мнения окружающих.

Курение

К счастью, модно становится не курить. Конечно, отказаться от вредной привычки могут не все, но тем больше уважения вызывают те, кому это удалось. А что уж говорить о самоуважении! Обычно слова «Я курил двадцать лет, но бро­сил и уже два года не курю совсем» произ­носятся с такой гордостью, что понимаешь, как нелегко было это сделать.

Ситуации, когда бизнесмен из-за того, что болен диабетом, закрывает свое дело и уходит на государственное пенсионное обеспечение, довольно редки. Как правило, люди, хорошо знающие особенности собственного организ­ма, неплохо адаптируются в новых условиях и продолжают активно работать.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


19 − шесть =