Инсулины короткого действия и «продленные» инсулины

Инсулины короткого действия

Итак, что такое инсулины короткого действия? Зачем нужны «продленные» инсулины? Что такое начало, пик и длительность действия?

Теория

Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся к теории.
В норме у здорового человека инсулин вырабатывается в двух режимах, соответствующих поступлению в кровь глюкозы. Как мы уже знаем, печень постоянно выделяет в кровь некоторое количество глюкозы — это так называемый базальный, или основной, уровень.
В течение суток этот объем примерно одинаков. За счет него поддерживается функция организма в то время, когда закончилось поступление глюкозы с пищей. После того как человек поел и началось всасывание глюкозы, ее уровень в крови естественным образом повышается.
Для того чтобы удерживать уровень глюкозы более или менее постоянным, поджелудочная железа выделяет инсулин тоже в разных режимах. Если, например, на переработку базальной глюкозы будет выделено столько же инсулина, сколько надо для утилизации глюкозы, поступившей с пищей, мы быстро получим гипогликемию, и наоборот, для переработки полученной с продуктами глюкозы базальной секреции инсулина будет явно недостаточно.
Природа тщательно отладила механизм регуляции: каждую единицу времени выделяется немного инсулина — это и есть базальная (базисная, основная) секреция, которая контролирует базальный уровень глюкозы.
После приема пищи поступление инсулина в кровь резко возрастает (в медицинской литературе можно встретить термин «постпрандиальная, или послепищевая, секреция»), но на непродолжительное время.

Как только поступившая с пищей глюкоза будет переработана, секреция вернется к исходному базальному уровню. Об этом и приходится помнить, применяя для лечения препараты инсулина.

Для имитации базальной секреции используют те из них, которые действуют долго — не меньше 12—16 часов. Это инсулины средней продолжительности и длительного действия.
Чтобы обеспечить нормализацию уровня глюкозы, поднявшегося после еды, необходимы инсулины, которые быстро сделают свое дело и удалятся из организма Это будут инсулины короткого, а теперь еще и ультракороткого действия.
Даже при таком разнообразии препаратов повторить, что называется, один в один естественную секрецию инсулина очень сложно, потому что есть время начала его действия, пика и продолжительности. Для того чтобы инсулин начал работать, надо, чтобы он из места укола всосался в кровь. На это требуется время, у каждого вида инсулина оно свое: «ультракороткие» всасываются за 5—15 минут, а «короткие» — за 30 минут.

Поскольку эти виды нам нужны для контроля глюкозы после еды, это значит, что при применении «короткого» инсулина пациент должен будет начать есть через 30 минут, а при использовании «ультракороткого» — через 5—15 минут.

Какие препараты удобнее в повседневной жизни?

Решайте сами. Предположим, человек получает Актрапид НМ — наиболее часто применяемый «короткий» инсулин. Пришло время, он сделал инъекцию. Начинать есть сразу нельзя — в кровь пойдет глюкоза, не обеспеченная инсулином, ведь препарат еще не всосался. Чтобы выждать, пациент, например, стал читать газету, увлекся и к еде приступил только через час.

Что будет?

Правильно: гипогликемия, ведь инсулин уже начал действовать, а поступление пищи задержалось. Бывает, что люди умудряются «втиснуть» в этот 30-минутный промежуток даже прием ванны или попытку убрать квартиру… Если все-таки поесть раньше, такой катастрофы, как с гипогликемией, не будет, но сахар, что называется, «запляшет»: эти 30 минут до того, как начнет работать инсулин, глюкоза будет значительно превышать нормальное значение, а значит, проявлять свое разрушительное действие на сосуды и прочие слабые при диабете места.

В связи с этим и созданы «ультракороткие» варианты. Сделал инъекцию. Разогрел еду, накрыл на стол — началось время действия. Можно приступать к трапезе. Такие инсулины можно вводить даже сразу после еды, хотя правильнее все-таки перед ней.
С проблемой начала действия мы справились. Расслабляемся? Ни в коем случае! Есть еще пик действия. Это время, когда концентрация инсулина в крови достигла максимума, а следовательно, в указанный период он наиболее активен. Пропустите момент — получите гипогликемию. Чтобы этого не произошло, потребуется дополнительный перекус — прием 1—2 ХЕ углеводов.

Если ваш препарат — Актрапид НМ, это будет примерно через 2 часа: его пик начинается через час после введения, в это время еще вполне достаточно полученной на завтрак (обед, ужин) глюкозы. Спустя 2 часа, если доза подобрана правильно, уровень сахара в крови приблизится к нормальному, а инсулин при этом еще активно работает, и его нужно будет срочно чем-нибудь занять. Чтобы он не «съел» глюкозу из базального запаса, ее придется добавить извне — перекусить.

С «ультракороткими» инсулинами опять проще — у них пик длится до 2 часов. Но, поскольку дальнейшее снижение активности происходит не мгновенно (это видно на схеме), и здесь надо быть начеку: вполне возможно, что 1 ХЕ все-таки потребуется.
И наконец, длительность действия. Этот показатель практически у всех инсулинов зависит от введенной дозы. Например, если человеку, весящему 60 кг, ввести 6 ЕД Актрапида, действие инсулина будет продолжаться около 4 часов, а при дозе 12 ЕД — уже 7 часов. В среднем же для Актрапида НМ данный показатель составляет 5—6 часов.

Длительность действия

Длительность действия — это время, в течение которого часть введенной дозы будет не только находиться в крови, но и оказывать сахароснижающее действие. Следующий прием пищи (скажем, обед) предполагается через 5 часов после завтрака (то есть через 5,5 часа после введения первой утренней дозы). Сколько осталось в крови «утреннего» Актрапида? Ответить на этот вопрос никто не сможет, поэтому определить необходимую дозу перед обедом наиболее точно можно, только измерив уровень сахара.
Ориентировочную дозу будем определять с учетом находящихся в тарелке углеводов (на 1—1,5 ХЕ нужно примерно 1—4 ЕД инсулина) и остаточной функции собственной железы. Поправки внесем с учетом полученных результатов измерений, сделанных с помощью глюкометра При диабете 1-го и диабете 2-го типа дозы могут оказаться очень разными.
Вернемся к длительности действия. «Ультракороткие» инсулины и здесь имеют преимущества как бы они ни зависели от введенной дозы, через 4—5 часов их действие прекращается. Можно вводить следующую дозу, не опасаясь того, что она приплюсуется к оставшейся от предыдущего раза.
Что касается «средних» и «продленных» инсулинов, с длительностью и? действия все еще сложнее. Как и «короткие», они тоже дозозависимы, но, поскольку не связаны с приемом пищи, при больших дозах, которые могли бы обеспечить при одноразовой инъекции достаточный уровень инсулина в течение суток, почти неизбежна гипогликемия. С учетом этого их приходится вводить не реже 2 раз в день, что позволяет, с одной стороны, поддерживать на необходимом уровне базальный инсулин, а с другой — использовать невысокие дозы, уменьшая риск гипогликемии. По этой причине вышли из употребления инсулины Семиленте и Семилонга, так как оказалось, что их действие продолжается фактически только 8 часов, а это означает, что для хорошего контроля сахара крови препарат необходимо вводить не 2 раза в сутки, а 3.

Смысл применения таких «продленных» инсулинов теряется полностью.
Практически все «продленные» препараты не дотягивают до 24 часов, поэтому их следует применять 2 раза в сутки. Даже левемир, который формально относится к группе длительного действия, и тот балансирует на грани: если доза небольшая, непрерывное поддержание уровня базального инсулина он не обеспечит. Один только лантус позволяет избавиться от дополнительной инъекции — хотя препарат сравнительно новый, опыт, накопленный за несколько лет применения, подтверждает хороший контроль сахара с помощью однократной инъекции в сутки.
Инсулины среднего и длительного действия восполняют не пищевую, а базальную секрецию, поэтому острой необходимости в приеме пищи после инъекции нет. Однако если «средний» инсулин введен, а завтрак (обед, ужин) вдруг отменен или оказался явно недостаточным, проблемы, скорее всего, возникнут, даже если не применялся «короткий» инсулин, так как полную имитацию естественной секреции мы получить не сможем.
Обратите внимание на мягкий «горбик», сравните его с плоской линией базального уровня глюкозы, и все сразу станет ясно: некоторое время введенного инсулина несколько больше, чем надо бы.
Если избыток незначителен, глюкоза также снизится ненамного и уровня гипогликемии не достигнет. А вот если приходится вводить большие дозы, например протафана, излишек будет более значимым и потребует дополнительных ХЕ. Сколько их понадобится, узнаем, опять-таки, уколов палец и посмотрев результат на экране глюкометра.
Мы снова и снова возвращаемся к необходимости самоконтроля гликемии.
У здоровых людей организм делает все автоматически, сообщая хозяевам только о сбоях. Естественный механизм саморегуляции нарушен? Значит, человеку приходится взять на себя и эту функцию. И коль скоро природа проводит тысячи измерений в сутки, ему тоже не придется сидеть без дела. Число измерений за день может быть от одного до множества — сколько потребует конкретная ситуация. В среднем же при инсулинотерапии бывает нужно 5—6 измерений в сутки.
Немного проще с аналогом человеческого инсулина — лантусом (гларгин). Это единственный препарат, не имеющий пика: всасывание происходит настолько постепенно в течение суток после введения, что базальный уровень инсулина в крови остается довольно ровным. Почти как в природе. В некоторых публикациях даже утверждается, что у пациентов, использующих лантус, не бывает эпизодов гипогликемии.

Это не совсем верно: передозировка, серьезная физическая нагрузка и многие другие факторы могут вызвать критическое снижение гликемии и на фоне лечения лантусом, но все-таки это происходит значительно реже, чем при терапии другими инсулинами. При вечернем введении лантуса в ночные часы гипогликемия бывает редко, поскольку на протяжении ночи уровень глюкозы и инсулина остается более или менее одинаковым. В ранние утренние часы вероятность гипогликемии возрастает. При утреннем введении лантуса эта проблема возникает реже, но чаще бывает недостаточно хорошим уровень сахара натощак. В целом же лантус — действительно препарат выбора для очень многих пациентов.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


12 + двенадцать =