Диабетический кетоацидоз – грозное осложнение

Диабетический кетоацидоз

И все-таки чем так опасен сахарный диа­бет? Почему столь важно бесконечно колоть пальцы, отказываться от любимой еды, пить таблетки, причем немало, а то и вовсе вво­дить по часам инсулин? Может быть, лучше плыть по течению, и пусть будет как будет? А как будет?

Экспериментировать не стоит — тыся­челетняя история, которую имеет эта бо­лезнь, подтверждает: будет плохо, а чаще всего очень плохо. Грустная тема, но ее не избежать — надо знать, ради чего доктор предлагает вам пройти через такие испыта­ния.

Итак, осложнения сахарного диабета. Они бывают острыми и хроническими. Острые развиваются сравнительно быстро, иногда стремительно, представляя реальную угрозу для жизни больного человека. Некоторые из них связаны с высоким уровнем глюкозы в крови — это кетоацидоз и кетоацидотическая кома, гиперосмолярное гипергликемическое состояние и молочнокислый ацидоз (лактатацидоз). Другое острое осложнение — гипо­гликемия — наоборот, вызвано резким па­дением уровня глюкозы до слишком низких значений. И все они одинаково смертельно опасны, поэтому поговорим об этом подробно.

Диабетический кетоацидоз

Диабетический кетоацидоз — это сочетание высокого уров­ня глюкозы крови (больше 13 ммоль/л) с по­вышенным содержанием в крови кетоновых тел, их усиленным выведением через почки, закислением крови и нарушением сознания.

Основная проблема данного состоя­ния — кетоновые тела. Это химические про­изводные ацетона и сам ацетон. Они и в нор­ме в небольших количествах присутствуют в крови, но их уровень резко возрастает, когда в условиях выраженной нехватки инсулина клетки, лишившись глюкозы как основного источника энергии, начинают активно рас­ходовать жиры как резервное топливо. При распаде жиров в большом количестве обра­зуются свободные жирные кислоты, кото­рые в печени и превращаются в кетоновые тела, являющиеся по своей химической при­роде тоже кислотами. Скорость их образо­вания значительно превышает выведение из организма, что приводит к закислению кро­ви, или, как говорят медики, к ацидозу.

Одновременно высокое содержание глюкозы стимулирует усиленное образование мочи, а значит, потерю жидкости. Это приводит к нарушению кровообращения, а также дефициту калия, что влечет за собой серьезные нарушения в работе сердечно­сосудистой системы, почек и, в итоге, головного мозга.

Симптомы кетоацидоза: жажда, боли в животе, частое мочеиспускание, зуд кожи, снижение веса, утомляемость или вялость.

Диабетический кетоацидоз может раз­виваться исподволь, месяцами, а может не­сколько часов. Чахце всего это происходит за несколько дней. Сначала появляются и постепенно нарастают жажда, обильное мо­чеотделение, сухость и зуд кожи, слабость. Наряду с этим снижается вес, причем потеря массы тела связана с распадом не только внутренних жиров, но и белков, поскольку и они частично начинают использоваться как резервный источник энергии.

По мере про­грессирования инсулиновой недостаточности появляются симптомы, связанные непосред­ственно с кетоацидозом, — тошнота, рвота­(иногда с примесью крови, что вызвано га­стритом с повышенной кровоточивостью), боли в животе, порой настолько сильные, что их ошибочно принимают за острую хирур­гическую проблему и пациент попадает на операционный стол, что ничуть не улучшает его состояние, а иногда и вовсе заканчивается летальным исходом».

Появляется запах аце­тона изо рта, дыхание — глубокое, шумное и частое (дыхание Куссмауля). Кожа становит­ся дряблой, сухой, снижается упругость даже глазных яблок. К этому времени уже имеются нарушения и в работе центральной нервной системы — утомляемость и слабость сменя­ются вялостью, раздражительностью, а затем и вовсе заторможенностью, переходящей в сопор (бессознательное состояние, близкое к коме). Далее следует кома.

При развитии кетоацидоза спасти че­ловеку жизнь может только немедленная и высококвалифицированная медицинская помощь. Пациент, у которого диагностиро­ван диабетический кетоацидоз, должен быть немедленно госпитализирован, поскольку скорость, с которой все описанные выше нарушения будут прогрессировать, непред­сказуема, и катастрофа может произойти в течение нескольких ближайших часов.

Однажды ко мне на прием привели маленького мальчика, и я около 40 минут убеждала мать дать согласие на госпитализа­цию ребенка. Наконец, уговорила… Малыша успели довезти до больницы, и в приемном покое он начал терять сознание. Стал разви­ваться конечный этап кетоацидоза — кома. В тот раз все закончилось благополучно, но еще 20 минут уговоров могли бы стоить ре­бенку жизни. А в моем кабинете он был до­статочно активен, и казалось, такого исхода ничто не предвещало. Поэтому я и не могу согласиться с рекомендациями, которые время от времени появляются в Интерне­те, — попробовать самим дополнительно «подколоть» инсулин. Это даст результат только в том случае, если дело не дошло до повышения уровня кетонов в крови, то есть на начальных этапах декомпенсации диа­бета. Если же кетоны появились в моче, это значит, что комплекс нарушений уже за­пущен.

Самостоятельно, одними уколами инсулина, с ними не справиться. Лечение в стационаре будет сложным и начнется в от­делении интенсивной терапии, если не в ре­анимации. Подразумевает оно и многократ­ные инъекции только «короткого» инсулина («продленный» на этот период отменяют), и массивное переливание жидкости, и строго дозированное введение калия, и целый ком­плекс других мер при тщательном контроле всех показателей крови, а не только глюкозы.

Что может привести к развитию столь грозного осложнения?

Чаще всего это не­достаточно активное лечение сахаросни­жающими препаратами — низкие дозы не компенсируют высокий уровень сахара, и болезнь прогрессирует. Это может быть обу­словлено следующим.

  1. Нарушение правил проведения инъекций и хранения инсулинов, использование их после истечения срока годности, неисправ­ные шприц-ручки — вот несколько при­чин введения пациенту неадекватной дозы.
  2. Самостоятельное необоснованное сни­жение дозы или вовсе пропуск инъекции либо приема сахароснижающих табле­ток — случайный или преднамеренный (тоже бывает), когда пациент не считает нужным выполнять рекомендации врача. Итог тот же самый.
  3. Переедание, особенно пищи, богатой угле­водами, без коррекции дозы инсулина
  4. Опасны любые сопутствующие заболе­вания — простудные, острые кишечные, обострение хронических болезней (ги­пертония, ишемическая болезнь серд­ца, пиелонефрит, гастрит и т.д.), а также травмы и операции.
  5. Стресс. Большинство гормонов, выраба­тываемых при стрессах организмом, по­давляет активность инсулина — их даже называют контринсулярными. Это имеет приспособительное значение, ведь во вре­мя стресса потребность головного мозга в энергии, необходимой для решения слож­ной проблемы, резко возрастает. Пода­вляя действие инсулина, противострессовые гормоны «экономят» глюкозу за счет периферических тканей усиливая снаб­жение ею головного мозга (Клетки мозга усваивают глюкозу без участия инсулина) Здоровому человеку при кратковремен­ном стрессе это ничем не грозит, но если стресс затянулся да еще сильно выражен, тут до развития диабета недалеко. Что уж говорить о людях, у которых проблемы с углеводным обменом уже есть!
  6. Недостаточная двигательная активность. Гиподинамия снижает чувствительность инсулиновых рецепторов, приводя к де­компенсации диабета. Конечно, речь идет не о людях, которые на работе по­стоянно сидят, а о больных, прикованных к постели, имеющих резкие ограничения в движениях, например из-за проблем с суставами.
  7. Лечение некоторыми лекарственными средствами (мочегонные, препараты гор­монов коры надпочечников и половых гормонов).
  8. Беременность.

При повышении температуры тела на каждый градус выше 37,5 °С потребность в инсулине возрастает на 25% в сутки даже при отсутствии аппетита. Все ли знают об этом? А если к тому же человек получает лекарства, в состав которых входит сахар­ный сироп? А кто-то еще добавил меда в горячий чай с липовым цветом? Тут-то и подкрадывается кетоацидоз…

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


три × три =